успех на стороне активных!

Бэтмэн. Эпилог.

Гена перевернул страницу и молча посмотрел на Юрия.

- Знаешь, Юрец, - сказал он, медленно растягивая слова, - сдается мне, это какая-то хрень. Ты что, по накурке всё это писал?

- Не понравилось? – Спросил Юрик, улыбнувшись.

- Ну,  не то, чтобы не понравилось. – Задумчиво сказал Геннадий. - Но, я что-то не пойму. Что это за жирный козел с комплексом мессии? На фига ему эта башня, шарманка дурацкая, уши розовые? Мог бы и с крыши дома сигануть вниз головой. Зачем такие сложности?

Гена ухмыльнулся. – Эх ты, пролетарий, не понял ничего?

- Но-но-но! Без наездов! – Юрик шутливо замахнулся на собеседника. – Надо еще раз перечитать, - помолчав, добавил он. – А то я тайный смыл в вашем произведении, батенька, не уловлю что-то.

- Ага! Цепануло! – Радостно воскликнул Генка и налил еще по пятьдесят граммов. Хороший коньяк требовал уважения и неторопливости. – Сделать еще «Николашку»?

- Давай, - сказал Юрка, перелистывая пухлую тетрадь.  – И не лень тебе было все это писать, чернил-то одних сколько извел. Натаха читала?

- Не, не читала, - ответил Генка с кухни, обильно посыпая дольки лимона корицей, - ну ее. Мне кажется, она еще не созрела для высокого творчества. Она любит что-нибудь попроще, да покороче – на три странички.

- А-а-а, понял. Типа: он стукнул, а другой – пукнул, ха-ха-ха, смешно. Прочел и забыл.

- Во-во, в точку, - сказал Юрик, вынося терелку с обсыпанными лимонами.

Приятели чокнулись, кусочек лимона оттенил послевкусие и придал ощущение свежести.

- Я вот что хочу спросить, - сказал Гена и замолчал, скосив глаза на стоящую рядом бутылку. По ровной янтарной поверхности коньяка ходили круги.

- Ой, как плохо, - сказал Юрий и посмотрел на приятеля. Вибрация ощущалась уже всем телом.

- Окна! – Вскричал Юрка, вскакивая со стула - Окна закрывай, скорее, все окна! Я – дверь!

Генка бросился к окну, захлопнул ставни.

-        Готово! – крикнул он, захлопнув второе. – Помощь нужна?

 

-        Справлюсь! – крикнул Юрка в ответ, затягивая тяжелый засов. – Вырубай свет, дурень, быстрей! Коньяк прихвати!

Раздался резкий свист. Удар был такой силы, что со стола слетела тарелка с недоеденной «Николашкой».

-        Жив? – шепотом спросил Юра. Горло першило от пыли. – Геныч? Что затих?

Продолжение следует или нет !

cNDCU7VQG6g