успех на стороне активных!

БЭТМЭН. Глава десятая. Полет. Часть вторая.

 Мысль о том, что делать этого не стоило, родилась в его мозгу сразу, как только ноги потеряли опору, а в горле появилась тошнота, как от качелей в детстве. Над головой скрипел ржавый блок, сквозь который был пропущен державший его канат.

Чувство свободного падения породило животный ужас. В отличие от качелей, ожидаемого эффекта отката не последовало, падение продолжалось, в ушах уже свистел ветерок.

Одурев окончательно, Иван раскинул руки, вдетые в плащ-палатку, и судорожно замахал. Полет явно не заладился - мягкая посадка не грозила.

Внезапно визг ржавого блока, где вверху, сменился металлическим стоном, веревка натянулась и остановила падение. Защитник униженных и оскорбленных стал совершать колебательные движения.

Отчаянно  молотя воздух крыльями плаща, вконец обезумевший Ванька оглашал окрестности жуткими звуками, целью которых было изничтожить зло и призвать добро, как ему на тот момент казалось.

На третьем или четвертом проходе канат резко дернулся.  Почувствовав неладное, Иван еще сильнее замахал полами плаща. Где то вверху опять скрипнула предательская лебедка и веревка дернулась еще раз.

Отчаянно молотя крыльями, Ванька-Бэтмен засучил еще и ногами в надежде исправить положение.

Канат дернулся еще раз, и тело Ивана стремительно понеслось вниз.

–Сука-а-а! - Фальцетом завизжал он, молотя воздух конечностями.

Слезящиеся от встречного ветра глаза расширились от ужаса – одновременно, снизу, навстречу Ивану, неслось пламя.

Отчаянно молотя руками, он пытался хоть как то остановить падение, понятно, что блок с канатом не уже не спасали.

Огонь был уже близко. Иван попытался избежать столкновения с огненным шаром и прикрыться руками. Но, где то, на половине пути к земле,  мимо Ивана пронеслась чугунная садовая скамья, на которой сидели три старушки с каменными лицами. По неизвестной причине две из них, сидевшие по краям, держали зажженные свечи, раздуваемые ветром полета, принятые Иваном за огненный шар.        Сидевшая посередине, с крючковатым носом и толстенными линзами очков,  держала в руках табличку с надписью «Выход» с указующей стрелкой вниз.

Взгляд, автоматом скользнувший в направлении стрелки, зафиксировал приближение земли, в том его варианте, когда исход столкновения был понятен и неизбежен. Закрыв лицо руками, он закричал. Внезапно канат натянулся,  движение замедлилось, и пузо  Ивана остановилось в метре от земли.

Перестав визжать, он открыл глаза. Канат тихонько поскрипывал, мягко пружиня. Ваня понял, что он спасен, более того, миссия его удалась. Перехватив веревку, он встал на ноги, осторожно развязал узел на поясе и аккуратно обмотал канат о стоящее рядом каменное изваяние.

 Сев на ступеньку, он содрал розовые уши и мокрую от пота лыжную маску. Его лицо сияло.

Показав Луне средний палец, и радостно взвизгнув, он рванул за подол рясы. Та с треском разлетелась, оставив Ваньку  в женском топике с буковой «S» на голое тело и смешных белых семейниках в цветочек с портретом Обамы на заднице.

Нацепив назад розовые уши, он радостно хлопнул калиткой и двинулся по пыльной дороге. Его бедра радостно виляли. Начиналась новая жизнь. Он торопился. Все, что произошло сегодня, должно быть передано следующим поколениям.

Путь обратно, домой, занял гораздо меньше времени и прошел без приключений. Он никого не встретил, а его никто не увидел.

Уже дома, из-под кровати, он извлек пыльный чемоданчик. В нем хранилась толстая общая тетрадь в кожаном переплете. Кряхтя от нетерпения, Иван раскрыл ее по закладке и продолжил оборванную строку:

" ... Гена перевернул страницу и молча посмотрел на Юрия..."


cNDCU7VQG6g