успех на стороне активных!

Бэтмэн. Глава Вторая: Сила Тьмы

Сумрак уже опустился на землю. Где-то тревожно лаяли собаки. Вдали одинокий сельский фонарь мигал на ветру. Шорох сзади заставил обернуться, два желтых глаза, не мигая, смотрели на Ваню. По-человечески хмыкнув, черная котища неторопливо прошла мимо и скрылась в ближайших кустах. Сплюнув, Ваня-Амвросий осенил себя одинарной «разблокировкой» и шагнул в темень. Лабутеновские кирзачи сыграли злую шутку: зацепившись высоким каблуком за уступок, Ваня полетел вперед, инстинктивно зажмурившись и вытянув руки вперед. Он плюхнулся на четвереньки, и, как показалось, не особо ушибся. Медленно открыв глаза, он с удивлением увидел перед собой здоровенное, с большой арбуз, зеленое яблоко.

– Антоновка, - определил Ваня. Яблоко удивительно пахло и, казалось, слабо светилось изнутри.

- Вот он, великий символ, - подумал он. Завороженно Ваня зачмокал пухлыми губами и собрался уже разинуть рот, как что-то показалось с другой стороны яблока. Покачиваясь на длинной тонкой шее, на него смотрела женская голова величиной с кулак. Длинные светлые волосы подчеркивали цвет зеленых глаз.

–  Ты кто? – тупо спросил Ваня, стоя на карачках.

–  Я? Яблочная Фея, - ответило существо, одарив Ваню томным взглядом.

–  А я тогда кто? – пролепетал он.

–  А ты – жирный мудак, - взревела Фея. Ваня с ужасом заметил, что яблоко опоясывает змеиное тело, на котором и качалась эта голова. Вдруг, как в древнем фильме Спилберга, начали происходить метаморфозы. Длинные волосы лезли клоками, выпучились глаза, а вместо белозубой улыбки образовалась пасть с двумя кроличьими резцами.

–  Жорик, ты? – ошалело выдавил Ваня.

–  Я, я, натюрлих, - прошипела голова, раззявила пасть и впилась в сочное яблоко.

Вынести такого Ваня не мог, сердце бешено заколотилось. Удивительно резво вскочив, он обнаружил в правой руке большую теннисную ракетку.

–  Сука! – заверещал он и, что есть силы, рубанул по щербатому гаду. Ракетка отозвалась балалаечным звоном, и ошмётки яблока разлетелись вокруг поля боя. Мерзкая голова зашлась в безудержном смехе и юркнула в ближайшие кусты. Схватив ракетку обеими руками, Ваня бросился в погоню, пояс джедая весело звенел бубенцами. Безуспешно обрубив все кусты в округе, он выбежал на дорогу. Тракт был пуст. Озираясь по сторонам и стараясь ступать, как можно, тише, он двинулся вперед. Дорога повернула направо и вывела в парк напротив сельсовета. Периодически обмахивая себя ракеткой, Ваня крался по темной аллее.

- Здрасьте, - раздался писклявый голосок. Как ужаленный Ваня резко обернулся и выбросил вперед ракетку. На чугунной скамеечке, с двумя большими голубыми бантами на голове, сидела девочка лет десяти. В коротком белом платьице и лаковых туфельках она была похожа на героиню анимэ. В одной руке был зажат обгрызенный чупа-чупс, в другой – медный пионерский горн с красным вымпелом. Девчушка болтала ногами.

- Дунуть не хотите? – деловито пропищала она и пристально посмотрела Ване в глаза. Ошалевший Ваня потянулся было к кошельку, но одумался, сообразив, что впечатлений на сегодня и так хватает.

– На задании не употребляю, и тебе не советую. Мала еще, - максимально строго ответил он и посмотрел в конец аллеи.

- Понятно, - с грустью пропищала она. - Ну, хоть яблочком угостите?

Обернувшись, он не поверил своим глазам. Напротив него сидел щербатый гад. Весело продудев в горн, он осклабился и лизнул чупа-чупс. Ваня вышел из ступора лишь тогда, когда медная труба летела ему в голову. Отбив снаряд теннисной ракеткой, он кинулся к злодею. Но юркий злодей уже метнулся к соседнему дереву и скрылся в густой листве.

- Хана тебе, - прохрипел Ваня. Он понял, что его обидчик в западне и никуда с дерева ему не скрыться. Заткнув ракетку за пояс, он подтащил скамейку и ухватился на нижнюю ветку. Кирзовые сапоги скользили, но Ваня упорно лез вверх. Забравшись ярусом выше, он достал ракетку и, как топором, обрубил нижние ветки. Судя по злобному шипению, его враг прятался где-то выше. Это придавало силы, и ракетка рубила очередной ярус. Отерев рукавом пот, Ваня понял, что он сидит на последней толстой ветке. Под ним был гладкий ствол. Наступил момент истины. Одной рукой держась за ствол дерева, другой - твердо сжимая ракетку, Ваня приготовился к последней битве. Густая листва зашевелилась, и напротив него появилось уже знакомое девичье лицо. Грустные зеленые глаза смотрели на него, по щеке катилась слеза.

- Батюшка, ну, что же ты? – пролепетало оно. – Неужели не узнаешь ты меня?

Ваня оторопел.

- Это же я - твоя любимая. Голос-то мой вспомни. Дай, я тебя поцелую - может, поможет.

Ваня увидел, как пухлые губы отделилась от девичьего лица, и поплыли к нему, складываясь в бублик для поцелуя.

- Батюшка, батюшка, - шептали они.

Ужас, охвативший Ивана, лишил его возможности двигаться. И тут Ваня понял, что руки его непроизвольно разжались, он стал заваливаться на спину. Последнее, что он видел – это, удаляющаяся вверх ветка, и удивительно звездное небо.

–  Большая Медведица, - с грустью подумал он. Справа в воздухе кувыркалась ракетка.


cNDCU7VQG6g