успех на стороне активных!

Часть 3

  • Жизнь замечательных людей. Художник Сергей Лагутин глазами его ученика Михаила Николаева.

  

После службы в армии, в 1938-м году, Сергей Яковлевич поступил на отделение повышения квалификации художников при МГХИ им. В. И. Сурикова, поскольку там было отделение театральных художников. Живопись там преподавали В. Н. Бакшеев, А. В. Лентулов. А театральную композицию вёл замечательный художник и человек В. А. Шестаков – главный художник театра В. Э. Мейерхольда. 

     О Шестакове Сергей Яковлевич говорил и вспоминал с неизменной нежностью. Их связывали не просто отношения «учитель-ученик», но ещё и глубокая душевная близость. Кажется, именно Шестаков посоветовал Лагутину выбрать своей профессией именно театрально-оформительскую. В ту пору молодой человек сомневался, что ему более по сердцу – режиссура, актёрство или рисование. Дело в том, что он с успехом играл в агитационных и комических спектаклях и был даже отмечен в статье какого-то журнала, как «молодое дарование, которому следует всерьёз задуматься о карьере артиста». Он действительно мог бы стать хорошим актёром. В молодости Сергей Яковлевич был членом агитбригады Союза связи. Пробовал сам режиссировать.

     Вот один пример. В армии ему довелось играть в любительском спектакле жеманную вдовушку из чеховского «Медведя». Он так смешно изображал эту дамочку, что суфлёр не мог подсказывать слова – просто помирал со смеху. Лагутин сердился, так как текст знал плохо. Приходилось «импровизировать», произносить реплики более или менее близкие к первоисточнику. Зрителями были солдаты и офицеры. В зале возник спор по поводу того, кто играет вдову. Часть публики была уверена, что на сцене – настоящая женщина. После спектакля любопытные караулили у выхода из клуба, чтобы проверить, не выйдет ли оттуда женщина-актриса.
     Но Шестаков сказал ученику: «Серёж, актёрская профессия – подневольная. Трудно тебе будет подчиняться воле режиссёра, который, скорей всего, театр будет чувствовать гораздо хуже тебя. Талантливых людей так мало… А самому быть режиссёром – тоже радости мало. Сам знаешь, какую тенденциозную дрянь у нас ставят в театрах. Да и ответственность у режиссёра огромная… (Видимо, в ту минуту Шестаков думал о трагической судьбе Мейерхольда.) А художник в театре всегда может найти способ осуществить свою идею. Да и давят на него меньше, чем на кого-либо другого.»

     После защиты диплома Сергей Яковлевич перешёл в МГХИ им. Сурикова на графический факультет. Когда началась война, институт эвакуировали в Самарканд. Там Лагутин особенно сблизился с Константином Николаевичем Истоминым, преподававшим живопись. Их беседы об искусстве оказали огромное влияние на Сергея Яковлевича. Наверно, важнейшая часть обучения заключается не в только том, что мастер показывает ученику, как накладываются мазки на холст, или объясняет, какую краску добавить в цвет изображаемого предмета, чтобы тот стал больше похожим на себя, - а в серьёзных разговорах о том, что, по сути, является целью искусства. Как же повезло молодому художнику, что в нужный момент рядом оказался тонкий талантливый и мудрый наставник!

     Следует упомянуть также, что в 1940-и году, совместно с художником П. Л. Роднянским Лагутин оформил в студии А. Н. Арбузова и В. Н. Плучека их первый спектакль «Город на заре». Узнав об этом, я оживился, спросил: «Так вы, значит, и Галича знали?» Знаменитый поэт и антисоветчик, как известно, был одним из тех студийцев. «Не помню такого,- ответил Сергей Яковлевич.- Да там много народу толклось.» Тут я сообразил, что в ту пору Александр Галич ещё не имел своего звучного псевдонима и уточнил: «А Сашу Гинзбурга?» Сергей Яковлевич оживился. «Да, вот этого припоминаю смутно. Чёрненький такой, да?.. Вот Гердта я хорошо помню. Мы с ним потом в военкомате столкнулись: нас обоих тогда вызвали, когда война началась.» «И что?» «Я пришёл с таким, знаешь, вещмешком – «сидор» называется. Очень удобный, кстати. А у Зямы с собой чемодан был – огромный, нескладный. Ну и когда выяснилось, что его забирают на фронт, а мне дают временную отсрочку, я и говорю: «Зям, куда ты на фронт с такой махиной? Лучше уж давай поменяемся… Вот он с моим «сидором» и пошёл на войну.»

     Сам Сергей Яковлевич отправился на фронт в 1942-м году. Воевал в составе 2-го Прибалтийского фронта. Был ранен… Лагутин редко и неохотно говорил о войне. Объяснял он это тем, что любое насилие, любое искажение Божественного Образа в человеке, принуждённом брать в руки оружие и убивать, всегда были ему отвратительны. Свой долг, впрочем, он выполнял достойно и очень гордился медалью «За отвагу», чуть ли не единственной своей боевой наградой. Его неоднократно собирались представить к ордену или медали, но мешали определённые обстоятельства…

_______________________
Продолжение следует...


Еще больше информации по ссылкам:
Михаил Николаев https://www.facebook.com/profile.php?id=100007979651904
Выставка Сергея Лагутина https://www.facebook.com/events/1706195203041987/
Александра Глаткова https://www.facebook.com/sashaglatkova